0

Китай, Америка и все-все-все (завершение)…

Извините — не удержался — для тех, кто не нажал «на кнопку» и не прочитал в первоисточнике весь финальный диалог Кургиняна и Росса, публикую самую финальную часть лекции — заключительные слова того же Кургиняна — уже не про Китай, а про Россию (нас с вами):

Завершая, я хотел бы затронуть три вопроса.Начну с того, о чем только что говорил г-н Джон Росс. На вопрос: «Что нужно сделать, чтобы в Америку потекли инвестиции?» – он ответил: «Либо подсократить потребление, либо военные расходы» (иными словами, непроизводительные расходы)…
Пусть мне кто-нибудь объяснит, что не укладывается в картину, которую я здесь нарисовал (оговорив, что она условная и т.п.)? Если в нее что-то не укладывается, то ее надо усложнить.
Опять-таки, что значит «усложнить»? Усложнять картину ни в коем случае не надо на экономическом языке. Экономический язык бесперспективен для политики, он здесь не работает. Объясните русским нормальными, простыми словами: что делает страну привлекательной для инвестора? Опишите различные сценарии привлекательности…
Первый уровень привлекательности Китая – это, безусловно, дешевая рабочая сила. Но, как отметил уважаемый докладчик, крестьяне сейчас начали больше получать. Что это означает? Это означает, что постепенно традиционный уклад разрушается. И разрушается донор. Вот это и есть часть «китайского самоубийства».
Как только китайские рабочие возжелают получать не 3600, а 36000 долларов, как только снизу их не будет подпирать нищая часть страны, – развитие кончится. Это и есть два источника линейного модернизационного роста.
Возникнут ли более сложные источники привлекательности? Давайте их опишем! Пока грубые источники более или менее объясняют «китайское чудо», не надо тонких. Принцип Оккама: не умножайте сущности! Нет необходимости. Это первое.
Второе. Кто создает ситуацию, чтобы инвестиции потекли?
Конечно, есть силы, которые, возможно, регулируют инвестиционные потоки. И я сам первым говорю о том, что в процессе есть субъекты. Процесс не течет сам по себе. В нем есть хозяева – некие люди, которые и разруливают этот процесс. Но я же никогда не говорил, что есть только хозяин! Есть объективные процессы. Объективное имя объективного процесса – «привлекательность» или «максимум прибыли».
Инвестиции текут туда, где можно получить максимум прибыли. А вот для того, чтобы они текли в другую сторону, – нужны специальные усилия. Для того чтобы вода потекла вверх, нужны гидроприборы, насосы. А для того чтобы она потекла вниз, ее надо просто вылить – и всё. И она потечет.
Пока что эта «вода» течет в Китай, в том числе, потому, что там есть указанный тип привлекательности. Вот когда (подчеркиваю опять!) китайский крестьянин зажирует, а китайский рабочий станет левым и профсоюзным – эти источники кончатся. Тогда, наверное, найдутся другие источники, более тонкие. Поживем – увидим.
Я хотел бы еще раз подчеркнуть следующее. Китай согласился играть по модернизационным или капиталистическим (в зависимости от того, нравится вам Вебер или Маркс) правилам. Он согласился играть по тем правилам, которые предложил хозяин правил. И он хочет выигрыш.
Я не считаю, что Китай откажется от законного выигрыша. Китайцы гораздо менее «военный» народ, чем вьетнамцы или японцы. Но это не настолько мягкий народ, чтобы отказаться от выигрыша, законно ему положенного. Что он будет делать – посмотрим! Но Китай согласился (и в этом – поймите, в этом! – была фундаментальная слабость великой политической стратагемы Дэн Сяопина) играть по общемировым правилам.
СССР в какое-то время отказался по ним играть. Да, он рухнул. Но вопрос сейчас в том, что сами правила заканчиваются. И, может быть, уничтожение Советского Союза произошло именно потому, что было страшно, что у СССР есть свой – немодернизационный – проект развития, что он создал альтернативные правила. И надо было сначала закрыть эти правила, и только потом – развитие как таковое. Иначе закроешь обычное развитие, а все побегут к русским за моделями. А вот теперь к русским не побегут. Или так считается.
Третье – раздел наследства. Дают или не дают США какие-то возможности результаты распада СССР?
Скажу некоторые вещи, в которых я убежден. На протяжении двух последних десятилетий мы удерживали Сибирь только благодаря страху Пентагона, что Сибирь займут китайцы. В каком-то смысле нам почти не давали распадаться – в 1992, 1993 годах и далее, потому что был огромный страх Пентагона перед тем, что Сибирь и Дальний Восток займут китайцы.
Мне по этому поводу высокопоставленные американцы говорили буквально следующее: «Вообразите себе муравьев. Ползают маленькие муравьи. А теперь киньте много-много сахара себе под кровать. И посмотрите, какие муравьи заползают через пять лет! Почему муравьи стали такими огромными? Потому что у них появился сахар, то есть ресурс. Если китайцам дать русский (а точнее, сибирский) ресурс, то они забегают так быстро, что мы их уже не удержим. Поэтому, русские, пожалуйста, не распадайтесь! Мы этого боимся и не хотим исключительно по вышеуказанной причине».
Особенно этого боялись американцы республиканской ориентации и Пентагон – не так ЦРУ, как эти. Очень этого боялись!
Но в самое последнее время что-то начало происходить. И всё, что мы сейчас наблюдаем, – есть результат этого происходящего. Мы видим снова, что вопреки заявлениям Обамы о дружбе с Россией, вопреки всяким там смягчениям и прочему, финансирование американцами развала России усиливается.
И всё время непонятно – что их так не устраивает? Честно говоря, мне глубоко непонятно, что их не устраивает даже в Путине, которого они все ненавидят, а в Медведеве – тем более… Что же происходит?
У меня в результате разговора с одним из членов Клуба возникла крамольная мысль (я за нее очень благодарен этому члену Клуба): «А вдруг американцы стали безумно бояться, что существование целостной России в том виде, в котором она сейчас есть, означает ее ускоренное превращение в провинцию Китая?».
Подумайте над этой мыслью! Что если в американской голове поселилось следующее: «А вдруг, если Россию прямо сейчас не начать разваливать, то Китай целостную Россию сожрет еще быстрее, чем Россию, развалившуюся на части?»
С легкой руки ряда наших прокитайских политиков (или, точнее, высоких администраторов) мы подписали с Китаем настолько огромный пакет экономических соглашений, что он не может не стать событием мировой политики. Что если американцы сейчас эти соглашения в ужасе анализируют, обнаруживая, что фактически российская государственная власть становится средством, помогающим Китаю сожрать Россию? Если так, то американцы будут это средство разрушать! И, сколько вы с американцами ни обнимайтесь, – это не поможет. Если Россия – средство укрепления Китая, то это средство США должны разрушить!
Посмотрите весь контент-анализ прессы, статьи Караганова, других авторов… Только об этом речь! Если снять риторику, то речь только об этом! В последнее время американцы перестали бояться того, что китайцы сожрут русских в случае, если русские распадутся. Почему они перестали этого бояться? Потому что поняли – китайцы русских и так сожрут! И, может быть, еще быстрее! В этом смысле, нечто в Америке изменилось.
Правда, у нас в стране регулярно высказывается надежда, что американцы «покончат самоубийством»… Ну, сколько лет можно надеяться, что они покончат самоубийством? «Надежды юношей питают…» Надежды, надежды…
Предположим, у меня конкурирующая компания отобрала банк, железную дорогу… Я говорю: «А, может, начальника этой компании умрет?». А она еще один банк отобрала. И ее представитель говорит: «Да, да! Умрет обязательно! Года через три!».
А что если эти надежды мне внушает конкурирующая компания, чтобы я не «дергался»?
Это называется «искушение слабостью». Прием, который использовался очень и очень многими: «Не надо бороться с Брежневым – он сейчас умрет… Не надо бороться с Ельциным – он сейчас умрет…». Прием этот известен на протяжении тысячелетий.
Американцы… «Удушатся» ли они сами, организовав американскую «перестройку»? Да или нет? У них – тяжелейший кризис. Всё, что сделал Обама, – напечатал несколько триллионов долларов. И раздал их. Деньги рванули в нефтяные фьючерсы. Зачем? Что происходит? Может быть, американцы готовы к суициду? Или все-таки не готовы?
Если готовы, они подпишутся на G-2 с Китаем. Достаточно Обаме сделать это, и он станет американским Горбачевым. Хотя я думаю, что Китай на такой альянс не пойдет.
Но если американцы не готовы к суициду (а я все-таки верю в это), то отдать Китаю часть России (или всю Россию) они не могут. Вот что сейчас надо анализировать – холодно и внимательно наблюдая за развитием событий.
«Перезагрузка»? Извините, в политике не друг нужен, а человек, который действует в твоих интересах. Буш ненавидел Россию. Но при этом действовал абсолютно в ее интересах: повысил цены на нефть, переключил американскую агрессию с России на Иран, то есть, на ислам, «забыл» про права человека!
Что если антагонист Буша будет нас не так ненавидеть, но при этом делать всё, что нам не нужно? Исходя из своего понимания интересов США?
Какого понимания? Например, основанного на феномене «отсрочки». Какому-то американскому политическому лидеру покажется, что если медленно отдать китайцам Сибирь, то можно получить отсрочку на время, пока Китай будет Сибирь «пережевывать» (как ФРГ «пережевывала» ГДР – понимаю, что сравнение условно, и все-таки использую его).
Итак, американский антагонист Буша подписывается под такую «отсрочку». Китайцы «жуют» Сибирь, Америка же говорит: «Пока что они не нас жуют!». Или, как говорил Путин: «Господину волку виднее, кого именно и когда есть!».
Возможен такой вариант? В принципе, возможен. Что нам делать, если процесс начинает двигаться в этом направлении (сравни с горбачевским «процесс пошел»)?
Позвольте мне еще раз выразить глубокое удовлетворение выступлением господина Джона Росса. Поблагодарить его от имени всех собравшихся и сказать, что мы очень заинтересованы в дальнейшем сотрудничестве и очень ценим его материалы, его соображения, его высокий профессионализм. Большое спасибо.

Без рубрики

Andrey Checkov

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *